Какова юридическая сила стандартов? – Пересмотрены судебные решения об отказе во взыскании с аэропорта суммы ущерба, причиненного окружающей среде

22 июля 2019 г. Десятый арбитражный апелляционный суд отменил два решения Арбитражного суда Московской области, который в 2018 г. отказал Департаменту Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Центральному федеральному округу (Росприроднадзор) в удовлетворении требования о взыскании с Международного аэропорта «Домодедово» ущерба, причиненного водному объекту (дела А41-93510/2017, А41-101916/2017). Требование Росприроднадзора было Апелляционным судом удовлетворено. Ранее, 26 декабря 2018 г., указанный Апелляционный суд отменил еще одно аналогичное решение суда первой инстанции, также удовлетворив требование Росприроднадзора о взыскании с «Домодедово» суммы компенсации вреда, причиненного водному объекту (дело А41-101907/2017).

В 2017 г. Росприроднадзор в ходе нескольких выездных проверок выявил нарушение аэропортом режима водопользования. Было установлено, что аэропорт осуществляет сброс сточных вод в водные объекты – реку Мураниха и приток реки Гнилуша ручей Безымянный – при отсутствии соответствующего разрешения и с превышением концентрации загрязняющих веществ. Росприроднадзор привлек аэропорт к административной ответственности, а также предъявил ему требование о компенсации ущерба, причиненного окружающей среде. В добровольном порядке аэропорт указанное требование не исполнил. Тогда Росприроднадзор обратился в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением о взыскании с аэропорта суммы ущерба, причиненного:
•    ручью Безымянному, притоку реки Гнилуша, в периоды с 20 по 27 апреля 2017 г. (дело А41-93510/2017); с 18 мая по 28 июня 2017 г. (дело А41-101907/2017); с 6 по 19 июля 2017 г. (дело А41-101916/2017);
•    реке Мураниха в период с 6 по 19 июля 2017 г. (дело А41-101913/2017).

В удовлетворении заявленных требований Арбитражный суд Московской области полностью отказал, согласившись с доводами аэропорта о том, что доказательства факта причинения вреда водным объектам являются недопустимыми, поскольку они получены с существенным нарушением установленных правил, а также что расчет суммы ущерба был произведен неправильно. Росприроднадзор обжаловал решения Суда первой инстанции, и в ряде случаев Десятый арбитражный апелляционный суд принял сторону госоргана, полностью удовлетворив требования Росприроднадзора, связанные со взысканием с аэропорта суммы ущерба, причиненного ручью Безымянному, притоку реки Гнилуша.

Апелляционный суд указал, что, вопреки выводу суда первой инстанции, оформление представленных Росприроднадзором актов отбора проб воды соответствует ГОСТ 31861-2012 «Вода. Общие требования к отбору проб», в частности его пункту 6.3, вследствие чего акты являются допустимыми доказательствами, подтверждающими результат отбора проб. Суд также установил, что отбор проб производился непосредственно из оголовка водовыпуска ливневой канализации аэропорта, то есть без нарушения Методики разработки нормативов допустимых сбросов веществ и микроорганизмов в водные объекты для водопользователей, утвержденной Приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 17 декабря 2007 г. № 333. Пунктами 4 – 5 данной Методики предусмотрено, что при сбросе сточных, в том числе дренажных, вод в водные объекты нормативы состава воды должны соблюдаться в максимально загрязненной струе контрольного створа на расстоянии не далее 500 метров.

Не выявил Суд и нарушения порядка обращения с пробами, их исследования, а также оформления результатов исследования. Суд согласился с доводом Росприроднадзора о том, что применению в данном случае подлежит не ГОСТ 31861-2012 «Вода. Общие требования к отбору проб», имеющий опосредованное отношение к исследованию проб и поэтому носящий рекомендательный характер, а:
•    нормативные документы на выполнение измерений определенного показателя (ПНДФ – «природоохранный нормативный документ федеральный»), а также
•    ГОСТ ИСО/МЭК 17025 «Общие требования к компетентности испытательных и калибровочных лабораторий», которым урегулирован порядок оформления результатов измерений, процедура обращения с объектами измерений (пункты 5.7, 5.8), процедура ведения технических записей в лаборатории (пункт 4.13) и ведения отчетности о результатах (подпункты 5.10.2 и 5.10.3 пункта 5.10).

Суд принял и доводы Росприроднадзора о том, что перечисленные нормативные акты были полностью соблюдены проводившими отбор, исследование проб и фиксацию результатов исследования экспертами испытательной лаборатории ФГБУ «Центр лабораторного анализа и технических измерений по ЦФО» («Лаборатория»).

По вопросу нарушений, связанных с привлечением к проведению исследований в качестве экспертов лиц, которые ранее участвовали в отборе проб как иные участники производства – специалисты, – что противоречит положениям ч. 2 ст. 25.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), Апелляционный суд также принял сторону Росприроднадзора. Со ссылкой на п.п. 2, 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2017 г. № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде», и ст.ст. 22, 34, 75, 77 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», Суд указал, что обстоятельства нарушения Росприроднадзором норм КоАП РФ не подлежат установлению в рамках данного разбирательства, которое связано с рассмотрением гражданско-правового спора, а не производством по делу об административном правонарушении.

Резюмируя, Апелляционный суд признал представленные Росприроднадзором доказательства причинения аэропортом вреда водному объекту допустимыми и достоверными.

Также Апелляционный суд подтвердил правильность выполненного Росприроднадзором расчета размера причиненного ущерба. Суд подчеркнул, что расчет производился на основании метода, закрепленного не в пункте 11, как утверждал аэропорт, а в пункте 22 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства, утвержденной Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 13 апреля 2009 г. № 87. Данный метод, в отличие от закрепленного в п. 11 указанной Методики, не предполагает учет показателей, указываемых в разрешении на сброс, которое  у аэропорта отсутствовало на момент проведения Росприроднадзором проверок. В целях определения показателей, необходимых для расчета, Росприроднадзор использовал специально разработанный для аэропорта проект «Нормативов предельно допустимого сброса загрязняющих веществ, поступающих на водосборную площадь р. Гнилуша и р. Пахра с поверхностным стоком (ливневые и талые воды) для ЗАО “Международный аэропорт “Домодедово”». Суд отметил, что доказательства того, что такой метод расчета является неверным, а также что данные для применения такого метода изменились, аэропорт не представил.

В результате Апелляционный суд счел подлежащими удовлетворению требования Росприроднадзора. Однако нельзя не отметить, что сложившаяся к настоящему моменту судебная практика по рассмотренным делам противоречива. Так, 2 апреля 2019 г. одно из рассмотренных постановлений Апелляционного суда – о взыскании с аэропорта компенсации за вред, причиненный ручью Безымянному в период с 18 мая по 28 июня 2017 г.,  – было отменено в кассационном порядке Арбитражным судом Московского округа. Кассационный суд оставил в силе решение суда первой инстанции (дело А41-101907/2017).

Кассационный суд, вслед за судом первой инстанции, сослался на некорректное оформление протоколов исследований проб и процессуальных документов. Также Суд пришел к выводу о том, что отбор проб производился с нарушением утвержденной методики. По мнению Суда, Апелляционный суд, указывая на то, отбор осуществлялся непосредственно из оголовка водовыпуска, не учел, что данный оголовок находится на расстоянии 1,5 км от водного объекта ручей Безымянный и что сбрасываемые сточные воды первоначально попадают на рельеф местности, по которому уже стекают в ручей. Не согласился Суд и с тем, что ГОСТ 31861-2012 «Вода. Общие требования к отбору проб» имеет опосредованное отношение к исследованию проб вод и носит рекомендательный характер. Суд подчеркнул, что при проведении исследований, связанных с определением показателей состава и свойств воды, Лаборатория обязана следовать требованиям данного ГОСТа как соответствующего стандарта на основании ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 26 июня 2008 г. № 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений». Также Суд отметил, что ряд выводов о соблюдении Лабораторией порядка обращения с пробами сделан исключительно на основании неподтвержденных материалами дела заявлений Росприроднадзора. Помимо этого, Суд указал, что представленные Росприроднадзором доказательства уже были признаны судом общей юрисдикции в рамках производства в отношении аэропорта по делам об административном правонарушении незаконными как полученные с нарушением ч. 2 ст. 25.12 КоАП РФ (Домодедовский городской суд, дела 12-36/2018, 12-880/2018). При таких обстоятельствах Апелляционный суд, подтверждая допустимость доказательств Росприроднадзора, нарушил ч. 3 ст. 69 АПК РФ. Не согласился Кассационный суд и с расчетом размера ущерба, указав, что разработанные Росприроднадзором для аэропорта нормативы действовали с 2011 по 2016 г.г., и в 2017 г. они не могли применяться для установления необходимых для расчета показателей.

В результате Кассационный суд признал, что Суд апелляционной инстанции неверно истолковал нормы материального права, нарушил нормы процессуального права, переоценив представленные доказательства, сделал выводы, противоречащие фактическим обстоятельствам дела, и применил не подлежащие применению нормы права.

Представляется, однако, что вывод Кассационного суда неверен, и неправильное применение норм материального права допустили именно Суд первой инстанции и Кассационный суд.

Правовая позиция данных Судов о недопустимости представленных Росприроднадзором доказательств во многом основана на факте нарушения Лабораторией при проведении отбора и исследования проб ГОСТа 31861-2012 «Вода. Общие требования к отбору проб». Однако Суды не учли, что данный ГОСТ не является обязательным в силу принципа добровольности применения документов по стандартизации, закрепленного в пп. 1 абз. 1 ст. 4 Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 162-ФЗ «О стандартизации в Российской Федерации». Законом (пп. 2 абз. 1 ст. 4) установлены ограничения названного принципа в отношении отдельных документов по стандартизации, однако рассматриваемого ГОСТа они не касаются. Также в п. 1 Приказа Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 29 ноября 2012 г. № 1513-ст, которым ГОСТ 31861-2012 «Вода. Общие требования к отбору проб» был введен в действие, прямо указано на добровольность применения данного ГОСТа в Российской Федерации в качестве национального стандарта Российской Федерации.

Таким образом, несоблюдение Лабораторией требований данного ГОСТа при отборе проб и проведении исследований не может свидетельствовать о недостоверности полученных результатов. Более того, представляется, что у Судов в принципе не было оснований не доверять представленным Лабораторией документам, поскольку Лаборатория является аккредитованной в установленном порядке организацией с официально подтвержденной компетентностью в соответствующей области. При этом непосредственно Суд не может оценивать правильность осуществления сотрудниками Лаборатории отбора и исследования проб, а также то, насколько возможные нарушения могли повлиять на достоверность результатов исследований, поскольку очевидно, что для этого требуется наличие специальных познаний в области химии и биологии. В данном случае при возникновении у Суда обоснованных сомнений в достоверности результатов исследований имеются основания для назначения экспертизы.

Сложно согласиться и с выводом Кассационного суда о том, что Апелляционный суд нарушил ч. 3 ст. 69 АПК РФ, приняв доказательства, ранее признанные недопустимыми Домодедовским районным судом. В названной норме АПК РФ указано на обязательность для арбитражного суда вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции лишь по ранее рассмотренному гражданскому делу, в то время как Домодедовским районным судом рассматривались дела об административном правонарушении в отношении аэропорта.

См. также: Суды признали недоказанным причинение вреда окружающей среде деятельностью аэропорта и отказали Росприроднадзору во взыскании денежных средств.