Международный суд ООН подтвердил юрисдикцию Совета ИКАО в отношении спора о воздушной блокаде Катара

14 июля 2020 г. Международный Суд Организации Объединенных Наций (ООН) отказал в удовлетворении двух совместных апелляционных жалоб Бахрейна, Египта, Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) и Саудовской Аравии (Judgment of July 14, 2020 on Appeal Relating to the Jurisdiction of the ICAO Council under Article 84 of the Convention on International Civil Aviation; Judgment of July 14, 2020 on Appeal Relating to the Jurisdiction of the ICAO Council under Article II, Section 2, of the 1944 International Air Services Transit Agreement). Названные государства обжаловали Решение Совета Международной организации гражданской авиации (ИКАО) от 29 июня 2018 г., которым Совет признал за собой полномочия по рассмотрению спора о правомерности объявления «воздушного бойкота» Катару.

Напомним, что 30 октября 2017 г. Катар подал в Совет ИКАО две жалобы на действия Бахрейна, Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии, которые закрыли свое воздушное пространство для зарегистрированных в Катаре воздушных судов. Совет принял жалобы к рассмотрению со ссылкой на статью 84 Конвенции о международной гражданской авиации (Чикаго, 7 декабря 1944 г., «Чикагская конвенция 1944 г.») и раздел 2 статьи II Чикагского соглашения 1944 г. При этом Совет не согласился с возражениями Бахрейна, Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии, утверждавшими, что у Совета отсутствует юрисдикция по рассмотрению данного спора, а жалобы Катара являются недопустимыми. 4 июля 2018 г. перечисленные государства обратились с совместными апелляционными жалобами в Международный Суд ООН в целях оспаривания действий Совета ИКАО.

Международный Суд ООН отклонил все доводы, изложенные в апелляционных жалобах.

В частности, Суд указал, что спор между государствами возник в связи с толкованием и применением Чикагской конвенции 1944 г., приложений к ней и Чикагского соглашения 1944 г., а значит, он подлежит передаче на рассмотрение Совета ИКАО на основании статьи 84 Чикагской конвенции 1944 г. и раздела 2 статьи II Чикагского соглашения 1944 г. Суд подчеркнул, что более широкий контекст спора, на который указано в апелляционных жалобах, а именно тот факт, что «воздушная блокада» является лишь одной из предпринятых в отношении Катара контрмер, сам по себе не лишает Совет юрисдикции по рассмотрению данного спора.

Суд также отклонил довод о недопустимости жалоб Катара. Суд указал, что Совет ИКАО вправе исследовать, в том числе, вопросы, выходящие за рамки деятельности гражданской авиации, если это требуется единственно для правильного разрешения спора, который принят Советом к рассмотрению на основании статьи 84 Чикагской конвенции 1944 г. Таким образом, необходимость исследования в рамках спора о толковании и применении Чикагской конвенции 1944 г. вопросов, не входящих в предмет регулирования Конвенции, не является, по мнению Суда, основанием признания жалоб Катара недопустимыми.

Не согласился Суд и с доводом о том, что Катаром не было выполнено обязательное условие обращения в Совет ИКАО, предусмотренное ст. 84 Чикагской конвенции 1944 г., а именно – предварительные попытки урегулировать спор путем переговоров.

Суд указал, что Катар неоднократно в июне и июле 2017 г. обращался в Совет с просьбой принять меры относительно введенных против него ограничений. Суд подчеркнул, что данные обращения относились непосредственно к предмету спора, впоследствии переданного на рассмотрение Совета, и, следовательно, попытки разрешить спор путем переговоров были Катаром предприняты. Суд также отметил, что какие-либо переговоры вне рамок ИКАО фактически были невозможны из-за прекращения с 5 июня 2017 г. дипломатических отношений между государствами, объявившими «воздушную блокаду», и Катаром. Суд подчеркнул, что очевидная невозможность переговоров исключает их проведение в качестве обязательного условия передачи спора на рассмотрение Совета ИКАО.

Суд не стал исследовать доводы апелляционных жалоб о допущении Советом процессуальных нарушений, в частности, о необоснованном ограничении права государств «быть услышанными». Суд указал, что решение Совета ИКАО является правильным по существу, в связи с чем оно в любом случае не может быть отменено по причине наличия процедурных нарушений. При этом Суд подчеркнул, что Советом не были нарушены фундаментальные требования справедливого процесса.

В результате коллегия судей Международного Суда ООН единогласно признала совместные апелляционные жалобы Бахрейна, Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии не подлежащими удовлетворению. Наличие у Совета ИКАО юрисдикции в отношении спора между перечисленными государствами и Катаром, а также допустимость поданных Катаром жалоб подтвердили 15 судей из 16.

Решение Международного Суда ООН является окончательным и обжалованию не подлежит.

См. также: Юрисдикция Совета ИКАО по разрешению спора о воздушной блокаде Катара обжалована в Международный суд ООН.